sulamita: (Default)
Бывают такие дни чудесные, которые, уходя, остаются навсегда.
Навсегда остаются полным счастьем, круглящимся в ладони, словно запертые в стеклянные шары швейцарские деревушки – потрясешь и посыплет на крыши медленный нетающий снег. Я заперла эти два дня – субботу и воскресенье – в своей стеклянной памяти. Я буду встряхивать ее иногда, чтоб на чудесные мгновения все становилось также:
Воздух, впервые солнцем прошитый после майских, черемуховых холодов – пьяный от этой самой густо-пенной черемухи и распустившихся в Аптекарском Огороде тюльпанов;
Жмурящиеся, все больше друг на друга, глаза;
Разговоры ни о чем, но о чем-то самом важном;
Губы Твои любимые, накрывающие, жарящие и ласкающие не хуже этого весеннего солнца.
Беременный карп червонного цвета, несущий свое серебряное брюхо с лицом и движениями плавной и важной, берегущей первенца, беременной женщины.
Открытая веранда на которой я – в кресле и пледе – над чаем и сливочно-жирным домашним сицилийским мороженным даю для тебя и всей веранды спектакль из двух солнечных очков надетых на мои кулачки, как на мордочки.
Салфетка, изрисованная нашим, свежеизобретаемым, одним на двоих, вензелем (до сих пор хранится в моей золотой сумке);
Обсуждения - и в шутку и в серьез – не устроить ли нам в дальнейшем самое торжественное событие прямо здесь, на этой веранде, в этом саду и кого, в конце-концов, пригласить;
Нехотя – счет. Еще кружок по саду-огороду. И еще немножко пройтись. И, уж ладно, прогуляться до и по Садовому.
Пустой троллейбус – весь наш – покатит нас до Маяковки, через Тверскую на Сокол, через вечер в ночь, полную Твоих объятий и Нашей Любви… Довезет нас, давно съехав с маршрута, до самого воскресенья, когда снова, проснувшись ранее раннего – скорее, не теряя перламутровых, солнечной гладью вышитых, подаренных для безделья часов – снова болтаться по лучшему городу в мире.
По Твоему городу. И моему.
Нашему.
sulamita: (Default)
Во вчерашнем дне воздух был разлитым латте - сладким, с сумрачно-воздушной пенкой и матовым, молочным солнцем.
Сквозь весь Камергерский были просыпаны розовые лепестки - атласистые на взгляд, золотые и красные, кажется - специально под наши ноги.
Путаные переулки - от чистопрудных до тверских - были продернуты общим на двоих смехом, долгими поцелуями и музыкой наших счастливых шагов.
sulamita: (Default)
Я иду, подпрыгивая как школьница, пробуя накаблученнной стопой уверенный, влажный асфальт. Я совсем забыла за заснеженностью, как он выглядит - каждый раз забываю - счастливо познаю шерховатости и камешки (будут раздражать мои босоножки), желтовато-серый, блеклый цвет уже высохших пятен, глянцевитую, кожистую мокрость оставленную тающим снегом, ощутимую скорее воображением, чем тонкой подошвой облаченной уже в весеннее ступни.
Я иду нараспашку и хихикаю от щекотки ледянящих пальцев смешливого мартовского ветра, притворяющего первым теплом - он пробует сначала по ребрышкам - смешно? - а под мышками?-заливаюсь хохотом сначала я, потом, заразившись, ветер
Я иду, не в силах опустить забрало ретро-дымчатого пафоса солнечных (солнечных?) очков, опуская забрало ресниц, потом век - уже строю из них стену и рою ров из морщинок, заполняя слезами - яркость непобедимого, кислого, холодного, любимого, нападающего, атакующего, рыжего, как и я, солнца
Я иду улыбаясь, как каждую весну, неестественно напрягая мышцы, до боли в щеках, улыбаюсь всем, ставшим гибким, телом, улыбаюсь зашоренными-защуренными глазами, выступающими на носу веснушками - непроизвольно, тотому что не могу сдержать движение мышц, укротить стремительно атакующие мозг эндорфины (эти подлые твари еще заставят меня купить 768 пару босоножек, потерять на ровном месте голову и шарфик), остановить весь этот беспредельно-улыбчивый процесс...
Я иду напевая в голос песню без слов и мелодии собственного самодельно-секундного производства - во мне поет память о нежности, любви, дыхании, поцелуях, сосульчато-леденцовом запахе и вкусе весны Этого утра

Я иду 237 шагов от работы до магазина. Я хочу есть. Я влюблена. Я не буду улыбаться, подпрыгивать, напевать, щуриться и мечтать при гладком электрическом свете ни в магазине у касс, ни на работе у монитора, повзрослев от микроволновой еды и информации...........

Я иду и подпрыгиваю, непересчитывая эти 237 шагов по весеннему асфальту, залитая солнечной глазурью опрокинутого неба. Рыжая, сладкая, влюбленная весна - это сегодня Я
Page generated Jul. 23rd, 2017 08:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios